Произвол врачей

Содержание

Ответственность врача за неправильный диагноз или лечение. Что делать и как наказать?

Произвол врачей

Каждый хоть раз в своей жизни обращался за помощью в больницу, доверяя врачу своё здоровье, а порой и жизнь. Но реальность такова, что никто не застрахован от врачебных ошибок, некоторые из которых могут быть признаны преступлением. Любая некомпетентность или халатность врача должна быть наказана.

Особенности, характеристика преступления

В судебной практике дела, связанные с областью медицины считаются особенно сложными.

В первую очередь стоит развести понятие «врачебная ошибка» и «халатность».

Врачебная ошибка – это действия врача, которые носят непредумышленный характер. Как правило, за такой ошибкой стоит желание помочь пациенту. На достоверность диагностики и последующее лечение могут оказать влияние разные факторы:

  • индивидуальные особенности протекания заболевания;
  • введение врача в заблуждение пациентом, который предоставил неполную или недостоверную информацию о симптомах и своем самочувствии;
  • ошибка, допущенная из-за неисправности медицинского оборудования;
  • неопытность врача (особенно, если врач является молодым специалистом с маленьким опытом).

Стоит учитывать, что врачебная ошибка предполагает добросовестное выполнение должностных обязанностей.

Халатность – пренебрежительное отношение врача к своим обязанностям, включающее в себя лень, невнимательность. Следствием халатного отношения врача к своим обязанностям может стать гибель человека.

Врачебная халатность предполагает безответственное, равнодушное отношение к своим обязанностям, нередко основанная на желании реализовать свои меркантильные интересы

Например, в платной клинике врач может намеренно ввести в заблуждение пациента, чтобы получить материальную выгоду.

Итак, врачебная халатность – наказуемое деяние, сопряженное с опасными последствиями для жизни и здоровья пациента.

В первую очередь, нужно установить, совершена ли ошибка по вине врача или нет. Для определения истоков ошибки проводится медицинская экспертиза.

Эксперты, используя данные проведенных исследований, воссоздают состояние пациента, сопоставляя полученные данные с поставленным диагнозом и проведенным лечением. Если неверный диагноз был поставлен из-за халатности или невнимательности врача, то он должен быть привлечен к ответственности.

Статистика

ОснованиеКомпенсацияГод
Врачебная ошибка при родах привела к гибели родильницы г. СаратовСаратовский областной суд взыскал 1800000 руб.2012
Смерть новорожденного ребенка по вине врачейХабаровский краевой суд присудил 1000000 руб.2012
Удаление щитовидной железы пациентки по ошибке медикаМиасский городской суд 1000000 руб.2014
Невнимательность педиатра в привела к смерти 2 летней девочкиг. Сургут 3000000 руб.2014
Патология у роженица (не выявлена вовремя)Камчатский краевой суд взыскал 4000000 руб.2014

Алгоритм действий пациента при медицинской ошибке

Если у пациента есть повод думать, что ему был поставлен неточный диагноз, то следует собрать все справки, подтверждающие врачебную халатность и обратиться либо по месту лечения, либо в компетентные органы.

Далее рассмотрим подробнее, куда и в каком порядке обратиться по вопросу врачебной ошибки.

Куда обращаться?

Есть несколько инстанций, уровней, куда может обратиться больной, которому врач поставил неверный диагноз:

  • заведующий отделением или главврач;
  • страховая компания;
  • Министерство здравоохранения;
  • органы прокуратуры;
  • суд.

Правильнее всего обратиться в первую инстанцию из указанного списка – в администрацию больницы.

Администрация медучреждения

Обращение к администрации больницы предполагает составление заявления на имя заведующего отделением или главврача больницы.

Как правило, большинство подобных ситуаций решается именно на этом локальном уровне, не вытекая в серьезные разбирательства. Действия врача будут рассмотрены компетентной комиссией.

В ситуации, когда администрация больницы отказывается принять претензии пациента, необходимо подавать жалобу в вышестоящую инстанцию или надзорные органы.

Страховая компания

Можно обратиться в страховую компанию, по полису которой он проходил лечение. При обращении потребуется предъявить:

  • амбулаторную карту, в которую была внесена история болезни пациента;
  • результаты любых диагностических исследований;
  • квитанции, подтверждающие оплату услуг врача и покупку лекарственных средств;
  • письменные показания свидетелей.

В случае обращения в инстанции, которые будут описаны ниже, нужно также представить указанные документы.

Минздрав

Если больница отказывается реагировать на поступившую жалобу, следует обратиться в региональное отделение Минздрава. Жалоба подается в общественную приемную, подать её можно следующими способами:

  • лично;
  • отправить претензию через официальный сайт;
  • воспользоваться услугами почтовой службы, отправив заказным письмом;
  • подать соответствующее заявление посредством электронной почты.

Получив жалобу, министерство должно инициировать проверку и ответить в течение 30 дней со дня подачи жалобы.

Прокуратура

Также возможна подача жалобы в прокуратуру, поскольку это надзорный орган, призванный следить за соблюдением норм права.

Суд

Процедура защиты своих прав также предполагает возможность подачи искового требования в суд.

Иск пациент может подать в следующих ситуациях:

  • если ему отказали от оказания медпомощи;
  • неправильно поставлен диагноз;
  • неправильно назначено лечение;
  • врач или иной медицинский работник перепутал лекарства;
  • непрофессионализм при оказании первой медицинской помощи.

Стоит учитывать, что любое исковое требование должно подтверждаться письменными свидетельствами, документами. Именно через суд, при наличии доказательной базы, можно добиться компенсации материального и морального вреда.

Компенсацию, если суд вынесет такое решение, должна будет выплатить больница, в которой работает врач.

Правила составления жалобы

Законодателем не установлена единая форма жалобы, однако есть ряд общих требований, которые необходимо указать в любом подобном документе:

1. Сначала заполняется шапка документа – справа вверху указывается:

– государственный орган, в который подается жалоба;

– уполномоченное лицо, на имя которого подается документ;

– личные данные и контакты гражданина, подающего заявление.

2. Далее указывается название документа: «Жалоба на врача».

3.     Далее заполняется основная часть документа. Здесь излагается ситуация, а также приводятся все доказательства. Здесь же излагаются требования о компенсации морального и материального вреда.

4.     Дата и подпись заявителя.

5.     Приложение. Дается описание приложенных документов.

Также следует указать, о тех мерах досудебного урегулирования, которые были предприняты.

Ответственность врача и медучреждения за неправильный диагноз и лечение

Какие бы ни были последствия, пациент может рассчитывать на то, что виновные понесут соответствующее наказание. Предусмотрены разные виды наказаний, в зависимости от тяжести последствий:

  1. Возмещение материального и морального вреда. Устанавливается конкретная сумма, которую в полном размере выплачивается компенсация. Пациенту компенсируется не только все расходы, связанные с платным приемом или диагностикой, но и затраты на «ненужное» лекарство, которое успел выкупить пациент. Также компенсируются расходы, связанные с лечением последствий врачебной ошибки. Сумма ущерба определяется самим потерпевшим;
  2. Дисциплинарное взыскание. Сюда входят выговор, замечание, увольнение;
  3. Уголовная ответственность. Данная мера ответственности применяется, если действия или бездействие врача нанесли урон состоянию здоровья или привели к его гибели.

Уголовный кодекс предусматривает следующие виды уголовной ответственности:

  • реальное лишение свободы – до 4 лет;
  • принудительные работы – до 1 года;
  • приостановление возможности заниматься врачебной деятельностью – до 3 лет.

Независимо от вида наказания, пациент имеет право на возмещение нанесенного здоровью вреда и убытков, понесенных по вине врача.

Право на компенсацию закреплено статьей 1064 ГК РФ.

Какую компенсацию можно потребовать?

Пострадавший пациент имеет право претендовать на возмещение нанесенного вреда в полном объеме. Различают разные статьи расходов, по которым может быть начислена компенсация:

  1. Компенсация утраченного заработка. В тяжелых случаях врачебная ошибка может нанести серьезный урон здоровью, вследствие чего человек не в состоянии выполнять свои трудовые обязанности и вынужден находиться на больничном листе. В этом случае пострадавший может потребовать компенсацию утраченного заработка;
  2. Затраты на лекарства и анализы;
  3. Затраты на лечение «врачебной ошибки». В эту графу расходов может войти стоимость лекарств, протезирование, лечение в санатории. Возмещение этих расходов можно получить при условии, что пациент действительно нуждается в этой помощи и не является льготником, которому это предоставляется бесплатно;
  4. Расходы на платное лечение. Если пациент получал помощь платно, то может претендовать на возврат суммы в полном размере.

Любые расходы, доказанные чеками и квитанциями, подлежат возмещению. Но стоит учитывать, что все требования по возмещению предъявляются больнице, а не врачу. За любой вред, причиненный работником, отвечает работодатель.

Да, мне поставили неверный диагнозНет, медики работают без ошибок

Заключение

Любая ошибка, допущенная по вине врача, должна быть детально рассмотрена. Если вина врача доказана, пациент может и должен претендовать на компенсацию.

Подавая заявление, стоит запастись доказательствами, показаниями свидетелей, предоставить квитанции и чеки, договор с больницей (если лечение носило платный характер).

Стоит помнить, что сейчас положительное разрешение подобных дел становится стандартной судебной практикой. А для удобства пациента и построения грамотной защиты можно воспользоваться услугами медицинского адвоката.

Источник: https://yurist.life/nepravilno-postavlennyj-diagnoz.html

«Белая горячка», депрессия или второе рождение. Психотерапевт – о проблемах пациентов с «ковидом»

Произвол врачей

Пациенты, перенесшие COVID-19, могут в будущем страдать различными психическими болезнями, заявили британские ученые. Как сегодня болезнь, вызванная новым коронавирусом, влияет на психику, «Доктору Питеру» рассказала Анастасия Трещевская, врач-психиатр, психотерапевт – она работает в «красной» зоне Тосненской межрайонной больницы, перепрофилированной под ковид.

– Авторитетный медицинский журнал «Ланцет» опубликовал исследование британских ученых, которые выяснили, что у 60% пациентов отделений интенсивной терапии появляется делирий. Считается, что это первое в своем роде обобщение данных о психиатрических последствиях коронавирусных инфекций. О чем идет речь?

– Делирий от латинского delirium «безумие, бред»— психическое расстройство с одновременным нарушением сознания и внимания, восприятия, мышления, памяти, поведения, эмоций, цикличности сна и бодрствования.

Такое острое нарушение работы мозга, по международной классификации болезней МКБ10, включает и инфекционный психоз, то есть психоз, вызванный короновирусом или другим агентом, атакующим организм. Делирий — это вариация помраченного сознания.

К примеру, на фоне синдрома отмены алкоголя или наркотических веществ, когда человек резко бросает пить, спустя два-три дня у него начинается классический делирий, часто с галлюцинациями, психомоторным возбуждением (в народе это состояние называется «белой горячкой»).

Такое же состояние может быть у пациентов с интоксикацией из-за лекарственных препаратов. 

Но у меня много вопросов к этому исследованию. В реанимации лежат люди с нестабильной гемодинамикой и с помраченным сознанием. Из исследования всего лишь вытекает уже давно известная истина – инфекция может вызывать делирий на фоне интоксикации. Другой момент.

Сегодня тяжелым коронавирусным пациентам врачи дают комбинированную лекарственную терапию, тут и антибиотики, и противовирусные. Учитывая, что пациент поступает еще со своей сопутствующей патологией, добавляется куча других лекарств.

Поэтому дело вовсе не в ковиде, такое расстройство может вызывать любая другая тяжелая инфекция.   

– Исследователи также считают, что у пациентов, перенесших ковид, не исключены отдаленные последствия в виде депрессий, тревожных расстройств, посттравматического синдрома. 

– Очень расплывчатый вывод. «Может возникнуть…». А может и не возникнуть! Так можно рассуждать обо всех знаковых событиях в жизни человека. Пандемии официально всего несколько месяцев, еще очень мало времени прошло, чтобы проводить параллель между ковидом и психическими расстройствами. Скажу другое.

Существует немало исследований, показывающих, что нервная и иммунная системы работают сообща, формируя единую систему реагирования на изменения окружающей среды. И логично предположить, если происходят изменения в одной из составляющих данного равновесия, то это неизбежно должно скажется на другой.

Если говорить просто, болеют тяжело в первую очередь люди с расшатанными нервами.

А теперь представьте человека с депрессивным радикалом личности, которому устраивают взбучку – такую агрессивную атаку ковидом: он вдруг понимает, что мог оказаться на том свете, что врачи буквально за шкирку вытащили его из могилы… Да он тут же вылечится от всех своих депрессий разом! Потому как через стресс такой интенсивности приходит осознание ценности жизни. Конечно, после любой болезни организм ослаблен и его ждет восстановительный период, в нем может быть тяжело, и такие симптомы, как расстройства сна, тревога, слабость, быстрая утомляемость будут присутствовать. Но это обычный процесс восстановления, а не шаг в депрессию. Человек, тяжело перенесший коронавирус, выздоровевший от него, по-другому оценивает свою жизнь – быт, работу, семью. 

Есть и второй вариант – вытеснение. Человек не желает анализировать происходящие с ним событийные ряды и продолжает жить теми же потребностями. Переоценки не происходит, но тогда и депрессия в последующем тут не при чем. 

– Не только ученые, но и врачи говорят, что про коронавирус им почти ничего неизвестно: «мало изучен», «ведет себя необычно». Коронавирус проявляет себя загадочно с точки зрения психиатрической патологии?   

– Для психиатров диагностически значимо наличие в анамнезе перенесенной инфекции. Любой тяжелой инфекции. Это сильнейшее нарушение гомеостаза (саморегуляции) организма, которое может оказать последующее влияние на процессы в головном мозге и отразиться на психике.

 Биохимически в этом аспекте не имеет значения – это вирус гриппа или короновирус, важен факт сбоя системы. Но психологически люди сильнее боятся умереть от ковида, чем от гриппа, только потому, что про него очень много говорят.

В том числе, уже говорят и про то, что новая инфекция якобы может вызвать психические расстройства: голоса, галлюцинации. Но на высокой температуре у любого человека может появиться психопродуктивная симптоматика и он может, к примеру, и голоса услышать, потому что организм отравлен, это типичная картина интоксикации.

Что вижу я в своей больнице как врач-психотерапевт? Вижу пациентов, которые быстро выходят из болезни. И пациентов, которые болеют долго и тяжело. У них депрессивное состояние, конечно. Кому нравится болеть? Настроение на нуле, сил нет, домой хочется, интернет в страшилках и все болит.

Пациент требует к себе повышенного внимания — родных, врачей, ему кажется, что его бросили, когда это не так. Он хочет лишний раз убедиться, что очень нужен родным и близким. Но с любой болезнью так. Человек будет болеть дольше, если ему просто не хочется жить.

– А кто переносит коронавирус тяжелее — мужчины или женщины?

– Мужчины болеют тяжелее. У большинства сильнейший страх смерти. Здесь только одна задача — я хочу жить, по-любому жить. Да, есть и обратные ситуации, когда человек жить не хочет и использует ковид как некий «инструмент смерти».

И у меня был такой пациент, который решил погибнуть от ковида, посчитав, что больше не нужен своей семье… Это выяснилось в процессе психотерапии. Поэтому со всеми пациентами обязательно надо разговаривать о самых простых, бытовых вещах, банально подержать за руку. Многие жалуются на нарушенный сон.

Не хватает воздуха, страшно заснуть: «а вдруг не проснусь?». Свиданий нет, с близкими увидеться не можешь, вокруг ходят «космонавты» – врачи, которых ты идентифицировать не можешь. Отдельный кластер пациентов – те, у которых кто-то недавно умер в семье — от коронавируса или других болезней.

И как общий контекст — вынужденная изоляция со всеми минусами. Всем им нужна профессиональная помощь. 

– Выходит, в «эпоху коронавируса» психиатры или психотерапевты нужны не меньше, чем реаниматологи? 

– По-хорошему нужно, чтобы в каждой «ковидной» больнице был свой врач-психотерапевт. В Тосненской межрайонной больнице я работаю психотерапевтом в связке с терапевтами и врачами профильных специальностей. Но к нам везли пациентов и с психиатрическими диагнозами — состоящих на учете в психоневрологическом диспансере.

Одна девушка впала в психоз прямо в приемном покое и нам пришлось решать вопрос о переводе в психиатрическую больницу, переоборудованную под ковид. И тут же встает вопрос — если в ковид-стационаре появляется «большая психиатрия», то нужен, конечно, врач-психиатр, который знает что делать с такими пациентами.

Они требуют к себе большого внимания. И насколько я понимаю, похожая картина происходит в других перепрофилированных стационарах. А если говорить в общем о ситуации, то мне очень быстро стало понятно: мы на войне, а то, что сейчас происходит, очень близко к тому, и психотерапия принципиально другая. Здесь все по-другому.

Другие методы, другие наработки – из военно-полевой психиатрии. 

«Выделите 20 минут для беспокойства». Петербургские психотерапевты бесплатно помогают медикам, борющимся с коронавирусом

– Врачи во многих больницах в самом начале эпидемии были брошены на произвол судьбы, то есть вируса. У вас в больнице есть заболевшие медики?

– Ни одного. Руководство сразу же одело нас в СИЗы, и строго следит, чтобы у нас все было. Все было организовано быстро, четко. Редкий пример, да. При этом, у нас межрайонная больница, куда везут пациентов со всех деревень, городов Ленинградской области. Стационар оборудовали в родильном доме, на котором символичная вывеска «Здесь рождается счастье». 

– Сколько часов вы находитесь в «красной зоне»?

– Смена — сутки. Тяжело, но ко всему привыкаешь. Начинается дежурство в 8.30 утра, идем на обход, каждый к своим пациентам, принимаем новых, и нередко только к 5 часам дня удается выйти — перекусить и отдохнуть. Я не пью воду до смены.

В принципе, потерпеть можно, организм молодой, вполне спокойно все переносит. Единственное, через несколько часов в маске у меня начинает кружиться голова — элементарно не хватает кислорода.

 Приходишь из отделения, принимаешь душ, выпиваешь за раз полтора литра воды, кидаешься на еду, отдыхаешь, а потом снова идешь на отделение. 

– А как врачи переживают это время? 

– У медиков кардинально поменялась жизнь. Мы все общаемся в узком кругу практически только на профессиональные медицинские темы. Я, например, не могу разговаривать с друзьями, просто не отвечаю на звонки. Близкие друзья, надеюсь, меня поймут и простят.

Но я выезжаю с дежурства и понимаю, что из одного мира попала в совершенно другой. Когда ты работаешь в замкнутом пространстве, работаешь сутками, на износ, несешь сумасшедшую ответственность за человеческие жизни, ты заведенный — выделяется очень много адреналина.

А вне больницы как будто ничего не происходит, все гуляют. Но что будет, когда все закончится, с психикой врачей? Человек познал весь спектр чувств, он стал другим, ему будет казаться, что его не понимают.

Потому что все бытовые проблемы будут ему казаться не столь важными, как раньше. 

Сейчас такое время, экстремальное, люди проявляют свою истинную суть, без масок. Сразу видно, кто враг, кто друг. Кто действительно за больных переживает, а кто за деньги работает.

Те, люди, с которыми я сейчас работаю, это моя команда. Это доктора, у которых нет понятия «твой» или «мой» больной, или «моя смена закончилась, разбирайся сам». Мне повезло.

Банальное докторское счастье, оно тут произошло — в Тосненской больнице.

Ирина Фигурина

© Доктор Питер

Источник: https://doctorpiter.ru/articles/25256/

«Пациенты готовы сожрать врача, постоянно качая права» | Медицинская Россия

Произвол врачей

Колонку врача, пожелавшего остаться анонимным, опубликовало «NGS55.RU»

— Пациенты кошмарят медицину. Это не просто факт, это глобальная и актуальная проблема в наши дни. Мне, как и многим другим медикам, хочется просто сказать: «Уважаемые пациенты! Перестаньте кошмарить врачей!» Потому что зачастую ваши жалобы и претензии надуманы и совершенно не обоснованны!

Многими пациентами медицинская помощь сегодня воспринимается как услуга. У меня всегда возникает ассоциация с Домом быта, где есть услуги почистить куртку или обувь. Сегодня и помощь доктора, спасение жизни тоже воспринимаются как такая же услуга.

Раньше к доктору заходили со словами: «Доктор, можно войти?» Врач был уважаемым человеком, у него был статус, но без фанатизма.

А сейчас люди позволяют себе дверь ногой открыть, зайти и сказать: «Я хочу! Мне надо!» Кто определил, что вам надо? А, как показывает практика, берут они это из СМИ — читают «о своих правах», а потом врываются в кабинеты, хамят, кричат и требуют.

Выкладывают в интернет фото и видео с претензиями: «В больнице закончились бахилы! Как они посмели?!..», «В неотложке завелись тараканы! Почему их не травят?», «Они что, считают, что тараканы — приятные соседи, а мы не заслуживаем лучшего отношения?!», «Медсестра нагрубила пациенту!..

», «Доктор оставил умирать больного папу, потому что не приехал на вызов!». Люди даже не задумываются о том, по какому именно принципу спонсируются городские больницы; откуда мы берём деньги на ремонт, как часто и как много нам их выделяют.

А может ли городское медучреждение позволить себе такие огромные и незапланированные траты? Потому что нет, не может. А тараканы — вы правда думаете, что это медики — такие свиньи, запустили поликлинику или больницу? А ничего, что медсёстрам, санитаркам приходится обхаживать пациентов, которые привозят с собой в больницу вшей, а в сапогах у них кишат опарыши? Почему вы об этом не думаете? О том, что сами пациенты создают такие условия в больницах?..

В последнее время злых пациентов становится всё больше и больше. Мы вроде пытаемся сделать, как они сами просят: делаем в медучреждении долгожданный ремонт, вешаем флажки с нумерацией кабинетов врачей, раскрашиваем стены в разные цвета, чтобы на этажах проще ориентироваться было.

Но сколько раз после всего этого мы слышим: «Что вы тут придумали? Баннеры развесили, аппараты поставили, насадили регистраторов. Типа что, лучше стало?!» На днях приходила пациентка, она вспомнила талончики, которые когда-то где-то давно можно было отрывать.

Она застряла в семидесятых, пришла и говорит: «На фиг мне компьютеры?! Где талоны?!» Талоны не нашла, пошла писать жалобу. Опять в интернет, снова пытаться больницу очернить, в СМИ в невыгодном свете выставить. Причём они что-то предлагают? Предлагают, как улучшить ситуацию? Нет. Они просто жалуются.

Фотографируют, снимают видео, выставляют их в интернет. Сколько в интернете жалоб на «огромные очереди в больницах». Да эта очередь могла возникнуть за пять минут до прихода этого недовольного фотографа-любителя и через пять минут рассосаться, а он уже снимки публикует со словами: «Вот так всегда!».

Лишь бы повозмущаться, вылить свой негатив, вывалить своё субъективное мнение, не разобравшись в ситуации! А вот на позитивные моменты: на успешно проведённые операции, новые изученные методики, на ремонт в больницах — они внимания не обращают.

Нам не нужны коробки конфет и бутылки коньяка. Нам надо слышать «спасибо» и видеть хороший результат.

А о каком хорошем результате может идти речь, когда пациенту назначают лечение, а он считает, что это он не будет пить, на это у него денег нет и вообще доктор «не очень компетентный, потому что назначил фигню какую-то»? И из того, что доктор назначил, они треть не принимают, а потом жалуются на отсутствие эффекта от лечения.

Пациенты ещё врут, чтобы получить больничный. А когда мы видим обман и больничный не выписываем, они начинают требовать и угрожать. Или ещё веселее, когда пациенты сами себе ставят диагноз, начитавшись статей в интернете.

Мы их спрашиваем: «У вас есть медицинское образование?» «Да я и так всё знаю!» Как вы без медицинского образования можете давать комментарии по поводу назначений врача и вообще обсуждать его действия? Как вы можете давать оценку процедурам и операциям? Кто вам дал такое право? «Я лучше знаю свой организм! Я лучше знаю своё здоровье!» Тогда, раз вы такие умные, вы зачем в больницу вообще пришли?.. Спорить с врачами и кошмарить медсестёр?

Невозможно работать. Просто невозможно. Иногда поможешь человеку, он приходит к тебе: «Я вам так благодарен! Я о вас напишу доброе слово! Обязательно!» До сих пор пишет. Видимо, целую поэму сочиняет. А почему? Людям проще написать негатив. А добрые слова не каждый будет писать. Наверное, это наш менталитет.

В нашей медицине сегодня всё очень и очень грустно. Грустно-грустно-грустно. Когда я думаю обо всей этой ситуации, возникает не только слово «грустно», но и «страх». Работать становится всё страшнее.

Пациенты готовы врача сожрать. Дошло до того, что мы уже даже не ждём от них никакой благодарности за свою работу. Живы? Не пожаловались? Да и слава богу, что промолчали и очередную жалобу не написали.

Ты постоянно думаешь, а всё ли правильно ты сделал. Нигде ли ты пациента не обидел? Всё ли ты перепроверил? Останется ли пациент доволен? А почему вообще пациент должен быть доволен? Пациент должен быть здоров! Он должен получить квалифицированную, грамотную помощь. Доволен он или недоволен — это не важно. «Там сидит такая злющая доктор и даже не улыбнётся!» Доктор — не клоун.

Он не обязан вас развлекать и вам улыбаться. Доктор должен вам помогать и вас лечить. Если вы считаете, что это не помощь, то это вы считаете, напомню, без медицинского образования. Я знаю молодого врача, которая два года как закончила медуниверситет и пришла работать в поликлинику.

Она успела отработать всего один год, а сейчас рыдает: «Пациенты меня оскорбляют! Я хочу уйти из медицины!» А ведь она закончила высшее учебное учреждение с красным дипломом, она мечтала стать врачом и спасать ваши жизни. И что теперь? Теперь её, как психологи, утешают коллеги, успокаивают главврач и начмед, а она продолжает биться в истерике, потому что её доводят.

Вы чего добиваетесь? Хотите, чтобы всех докторов поувольняли? Вас кто лечить тогда будет? Посмотрите, какой у нас отток людей из профессии. Докторов всё меньше.

В основном сейчас идёт вал пациентов, которые хотят получить материальный ущерб и готовы биться за эти деньги до последнего. Поэтому они ищут малейший повод, к чему бы придраться.

Ведь откуда им ещё денег поиметь? Пусть бы они попробовали так же дерзко общаться с полицейским — тот им сразу же отпор даст, потому что полиция у нас законом защищена. А доктора нет. Поэтому полицейских атаковать нельзя, а медиков можно. Но злятся-то люди на всех.

Вот и получается, что полицейские у нас «все продажные», а врачи — «сволочи и убийцы». Нет, не все продажные и не все убийцы.

Обвинение врача, сомнение в его профессионализме, в его действиях настолько стало обыденностью, что доктор сегодня живёт в постоянном страхе. Страх увольнения, разрушения карьеры. Чуть что, собирается консилиум, комиссия, которые принимают меры к наказанию — доктор увольняется задним числом.

Почему всегда доктор виноват, а клиент прав? Почему так стало? Именно это и произошло с Коржуком и Скальским. Пациентка захотела получить определённую сумму денег, обратилась к руководству, и руководство его с чистой душой сдало, потому что руководство понимает, что если оно не сдаст Коржука, то копать начнут под него.

А он-то хирург, он кайф получает от того, что оперирует, от того, что людей спасает. А сейчас что с ним? У Скальского тоже был громкий процесс. Типа студентка дала ему взятку в 30 тысяч рублей за экзамен. Он профессор, завкафедрой фармакологии, он ведущий фармаколог города Омска, который принимает участие во всех консультациях.

У него столько регалий, он столько денег получает… Зачем ему эти 30 тысяч? Но его обвинили и добились желаемого.

В таком режиме нельзя жить. Не то что работать, нельзя жить. Не должно быть так, что доктор оглядывается на пациента, который нависает над ним и спрашивает: «Вы точно всё правильно сделали?! А я уверен, что нет!» Пациенты озлоблены уровнем жизни, отсутствием денег, они срываются на медиках. Приходят к нам и начинают нас раскачивать.

И раскачивают до тех пор, пока не перевернут. Медицина будет ухудшаться, специалистов будет становиться всё меньше. И так будет до тех пор, пока пациенты будут кошмарить врачей своими видео, фотографиями с телефонов и претензиями в социальных сетях, а начальство, не разбираясь в ситуации, обвинять врача.

Пока медицинская помощь будет восприниматься как услуга. До тех пор, пока пациент будет «знать», как ему лечиться, а все остальные не будут знать, как своих детей воспитывать, которые потом вырастают и превращаются вот в таких неадекватных и борзых пациентов, у нас будет бардак. Менталитет менять надо, а менталитет меняется с семьи.

Поэтому начните с себя, предъявляйте претензии к себе и только потом уже лезьте в медицину.

Источник: https://medrussia.org/34685-gotovi-sozhrat-vracha/

Новое «дело врачей»: Как в России недовольных медиков запугивают и штрафуют в разгар пандемии

Произвол врачей
В Петербурге снова чуть меньше 1100 новых заболевших коронавирусомНаш проект: Дома и кухня помогает.

Домашний офис рядом с холодильникомГлаву ЦБ испугал «пузырь» на финансовом рынкеКоличество загрузок Clubhouse в мире превысило 8 миллионовВ работе произошёл сбойКотята амурского тигра устроили краш-тест камере, люди получили записьМарсоход Perseverance передал первые снимки Красной планетыВ огне и дыму в Кирове погибли взрослые и дети, нашли ещё не всехВ Центре Гамалеи предположили, что будет с коронавирусом веснойНе больше 30 кг: в России может появиться налог для старателейПогода снова меняется. Вместо солнца в Петербурге ожидается снегЭтнографический музей зовёт любоваться коврамиПетербуржцам расскажут, за что любить архивы, и научат с ними работатьПривет от бывших. СКА в четвертый раз проиграл «Динамо»Огонь отправил на мороз жильцов дома в центре ПетербургаВ Смольном рассказали, в каких ТЦ Петербурга откроют пункты вакцинацииСКА проиграл московскому «Динамо» в четвертый раз в сезонеСМИ: Полёты из России в Хургаду и Шарм-эш-Шейх возобновятся к веснеНовая мутация коронавируса обнаружена в НорвегииФСБ и полиция нашли на «Апрашке» контрафакт на 100 млн рублейГенетики обнаружили в кишечнике здоровых людей 140 тысяч видов вирусовПетербург держит крепкий градус. За окном снова будет -20Незаконный «обнал» через банки в 2020 году сократился на 29,1%Стал известен новый глава РосгосциркаПредыдущие новостиАрхив материалов

Медработники со всей страны записывают видеообращения с жалобами на нехватку элементарных средств защиты, обещанных, но не полученных доплат. В ответ их зовут в прокуратуру и СК, угрожают возможностью ответить за экстремизм.

Кирилл Кухмарь/ТАСС

Эпицентром медицинского негодования стал Краснодарский край. На Кубани вышла целая серия видеообращений об отсутствии доплат за борьбу с коронавирусом. Началась она с Армавира, затем к акции подключились медики по всему краю.

Ролики записали врачи из Краснодара, Новокубанска, Абинска, а также Кавказского, Староминского и Темрюкского районов. Поддержали волну и в Красноармейском районе. Обращение коллектива местной ЦРБ опубликовала 19 мая фельдшер отделения скорой помощи Ксения.

Получившийся у коллектива трёхминутный видеоролик она разместила на личных страницах в социальных сетях.

В нем медики рассказывают, что они ежедневно выезжают на вызовы, в том числе к коронавирусным пациентам. И, находясь на передовой, не получили обещанных президентских доплат за контакты с COVID-положительными больными.

Как написала «Медиазона», в тот же день Ксению вызвал на беседу главврач больницы и уже вместе с ним ее увезли в Славянск-на-Кубани — в межрайонный отдел Следственного комитета. Там следователь опросил девушку насчет авторства ролика и истинной цели размещения. У неё отобрали мобильный телефон, а из намеков следователя она поняла, что может понести уголовную ответственность.

По словам медика, следователь убеждал ее, что надбавки за лечение больных коронавирусом Красноармейской ЦРБ якобы не положены, — несмотря на то, что учреждение перепрофилировано на работу с пациентами с ковидом.

Резонанс сработал — доплаты инфекционной бригаде всё же произвели. Кроме того, сотрудникам, по словам Ксении, стали больше выдавать средств индивидуальной защиты.

Обращение с представителями власти из краснодарского Абинска закончилось более драматично.

Коллектив местной ЦРБ на видео рассказал, что руководство пытается убедить их в том, что дополнительные выплаты за работу с зараженными COVID-19 пациентами им не положены (на сайте Крымского района говорится, что больница не перепрофилирована на COVID-19).

Тем не менее видео кончается громогласным «Нам ничего не выплачивают». После публикации ролика медиков заподозрили в экстремизме и вызвали в прокуратуру и Следственный комитет (СК), пишет «Новая газета».

В предупреждении, которое от имени и. о. начальника местного отделения полиции получил один из участников обращения, медика назвали организатором массовых мероприятий и предупредили о недопустимости «осуществления экстремистской деятельности» во время их проведения, цитирует издание.

Как рассказал один из сотрудников скорой помощи изданию «Подъем», репрессии могли начаться по жалобе старшего фельдшера.

«Всех, кто был на видео, начали вызывать в прокуратуру, а затем в СК. Там спрашивали: «Почему вы считаете, что вам положены выплаты, возили ли вы covid-больных, откуда вы знаете, что они болели?» (…) После этого ко мне домой приехал опер и сказал: «Если это не прекратится, дальше будет работать ФСБ, они заинтересованы»», — рассказал журналистам медработник.

И добавил, что водителя скорой, который также был на видео, вызвали в прокуратуру 20 мая и якобы обвинили в организации экстремистской деятельности, пригрозив 12 годами тюрьмы.

В прокуратуре Краснодарского края подтвердили, что действительно проверяют сообщения кубанских фельдшеров, пожаловавшихся на отсутствие президентских доплат. Но уточнили, что «сигнал был неверно воспринят».

«Да, такой момент есть. Полиция с подачи коллег из другого ведомства решила кого-то из врачей вызвать, было даже выдано письменное предупреждение о недопустимости нарушения законодательства об экстремизме. Конечно, в нынешних условиях так делать не нужно.

Сейчас разбираемся, возможно, сигнал коллег был неверно воспринят.

Прокуратура тоже опрашивала медиков, но как раз именно в связи с их жалобами на неполучение доплат в целях защиты их прав, и, конечно, никаких предупреждений не делала», — рассказали РИА Новостям в пресс-службе надзорного ведомства Кубани.

В Ивановской области трое фельдшеров скорой помощи Кинешмы также записали видеообращение, в котором заявили об отсутствии в регионе запаса средств индивидуальной защиты и попросили помощи у неравнодушных граждан.

Они рассказали, что больных коронавирусом становится всё больше и им самим требуется защита — чтобы продолжать выполнять свою работу и случайно не заразить пациентов и своих близких. Его опубликовали «Ивановские новости».

В итоге, как сообщила «Открытая Россия», появилось два административных дела за распространение недостоверной информации о коронавирусе в отношении двух фельдшеров с видео — по части 9 статьи 13.15 КоАП РФ.

Она предусматривает ответственность за распространение недостоверной информации под видом достоверной в виде административного штрафа на граждан в размере от 30 тысяч до 100 тысяч рублей, на должностных лиц — от 60 тысяч до 200 тысяч рублей.

В Нижнем Новгороде медики собрались на подстанции скорой помощи Сормовского района города и пожаловались руководству на отсутствие выплат за работу с больными коронавирусом.

Прибывшим журналистам они заявили, что выплаты смехотворны и они готовы идти к «депутатам и в СК». На появление ролика молниеносно отреагировал министр здравоохранения Нижегородской области.

Он уверен, что это «провокация и заказуха» и пообещал участникам последствия.

«Поручил главврачу обратиться в полицию и СК с заявлением о проведении расследования по горячим следам. Кто и с какими целями стоит за этой акцией. В том, что это отрежиссированная «заказуха», — сомнений нет. Аналогичные «акции» прошли в других организациях Сормовского района. Конечно, мы поймём, кто стоит за всем этим», — написал в Instagram Давид Мелик-Гусейнов.

В Петербурге самое известное видеообращение записали врачи Покровской больницы после того, как ее перепрофилировали на работу с больными с пневмониями.

Они рассказали, что им не хватает средств защиты и препаратов, а в палаты даже не проведен кислород. К уголовным делам и публичным угрозам это не привело.

Но некоторые записавшие видео врачи были вынуждены уволиться, они рассказали, что им якобы грозили последствиями.

Позицию властей страны озвучил пресс-секретарь президента (во всяком случае, ничего не известно о том, что с ним не согласен хоть кто-то из Минздрава, например). Дмитрий Песков еще в апреле заявлял, что врачам следует жаловаться на нехватку средств индивидуальной защиты местным минздравам, а не журналистам.

По словам Пескова, «врачи могут и должны доводить свои потребности до компетентных властей своих регионов» и именно местные минздравы должны быть «главным адресатом этой информации, а не газеты и средства массовой информации».

Он назвал «неуместными» и «недопустимыми» случаи, «когда какие-то недобросовестные люди пытаются использовать эту ситуацию для каких-то истерик».

Информации о том, что хотя бы за отсутствие СИЗ не то что наказан — ведется разбирательство в отношении недобросовестного чиновника, нет.

Уважаемые медработники, если в вашей больнице вам угрожают последствиями за жалобы, попытки привлечь общественное внимание к неудовлетворительной работе администраций, вами интересуются правоохранители, — пишите на mail@fontanka.ru

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Кирилл Кухмарь/ТАСС© Фонтанка.Ру

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://www.fontanka.ru/2020/05/23/69274918/

Российская система здравоохранения убита: что думают врачи об отечественной медицине

Произвол врачей

«Когда я определялась со специальностью, то склонялась в большей степени не к тому, куда больше душа лежит, а где меньше вероятность, что сяду в тюрьму» © Стоп-кадр видео

Международный день медика отмечают в первый понедельник октября. В 2020 году праздник выпал на 5 число. Хотя доблестный труд врачей уважали всегда, за время пандемии ценность профессии только выросла. Положение служителей медицины это, однако, не улучшило.

Российские медики рассказали, с какими трудностями они сталкиваются и что считают основными проблемами системы здравоохранения в России.

Екатерина, врач петербургской районной больницы:

«Во-первых, отсутствует как таковая система здравоохранения. В советские времена была вертикаль, одна больница подчинялась другой, не было сомнений, кто чем занимается, каких пациентов принимает и куда определяет. Сегодня такого и близко нет, никто ни за что юридически не отвечает.

Обязательное медицинское фиаско

Во-вторых, никто из врачей не понимает, зачем в систему ОМС включили страховые компании. Их функция сводится к тому, чтобы заработать деньги: штрафуют больницы, забирают средства себе.

Что хорошего они сделали? При ДМС врач хотя бы взаимодействует с контролирующей компанией в режиме реального времени: как лечат больного, какие анализы назначают… У нас же страховые работают постфактум.

Что их проверки изменят для человека, которого уже выписали? Перераспределяют денежные потоки, и все.

В-третьих, нам постоянно по телевизору говорят, что и как врачи обязаны делать. Действует, например, приказ о плановом амбулаторном обследовании: если ждать каких-то процедур, то две недели или месяц максимум — в зависимости от сложности.

Хотя даже эти сроки по современным меркам очень велики, скажу честно. Так вот, чиновники пообещали, но на деле это невозможно реализовать. Никого не волнует, что на местах нет ресурсов. Вот, значит, мы хорошие, всем приказали, а вы плохие, что не выполняете.

А как это сделать?

Постоянно возникает ощущение нехватки всего: расходных материалов, персонала, даже элементарно новых зданий. Пациентов лечат в больницах, построенных в середине прошлого века. Там даже душ принять нормально нельзя. О каком лечении идет речь?»

Григорий Бобинов, врач скорой помощи Городской поликлиники № 52 Петербурга, активист профсоюза медработников «Действие»:

« проблема здравоохранения — то, что чиновники перевели медицинскую помощь в статус услуги, превратив последнюю, по сути, в товар. Мы тем самым откинули себя на 150 лет назад. Нам досталась советская система в виде монополии, которую теперь решили раздробить: как заявляли Голикова и Скворцова, чтобы у всех предпринимателей был равный доступ на этот рынок.

«Больничные койки должны пустовать»

Не секрет, что деньги спускают сверху через страховые компании, а на местах средства просто дербанятся. Сложились такие механизмы, которые позволяют это делать. Так, региональные чиновники назначают на должности главврачей своих людей, которые и выводят деньги туда, куда нужно. До медицинского персонала и так называемого потребителя услуг они не доходит.

Фабрики по созданию лекарств больше не в подчинении Минздрава. Производства скупили чиновники и их семьи. И сейчас нам приходится закупать у них препараты по баснословным ценам. Хотя их придумали еще более 50-70 лет назад, и стоят они фактически копейки.

Что нужно было сделать? Оставить монополию в системе здравоохранения. Даже зарабатывать не надо было бы, у нас отчисления и так идут с каждой зарплаты в Фонд медицинского страхования.

На эти средства можно было бы построить фабрики по производству лекарств и оборудования, снизить себестоимость до копеек. Расскажу на примере. Электрокардиограф стоит до трех тысяч рублей, но закупается от ста тысяч. Мы теряем огромные деньги.

Чиновники не знают, как работает рынок, как на самом деле работает капитализм. Страдают в итоге все, включая пациентов».

Валерия, ординатор медицинского университета:

«Врачи в России юридически беспомощны. У всех на слуху дело репродуктологов, которых обвинили в торговле людьми. Это вершина абсурда. Также мы знаем об Элине Сушкевич, которая якобы убила недоношенного младенца, введя ему смертельную дозу сульфата магния. Но эта терапия вообще-то была показана при таком состоянии! Как так?

Как молодые люди будут выбирать профессию медика, зная, что их ждут такие последствия? На собственном примере скажу, что когда я определялась со специальностью, то склонялась в большей степени не к тому, куда больше душа лежит, а где меньше вероятность, что сяду в тюрьму. Люди просто хотят нажиться на якобы врачебных ошибках. В правовом вопросе сейчас в России беспредел.

«Не доверяете врачу — не обращайтесь»

У нас есть клинические рекомендации, которые на деле являются обязательными. Например, поступает пациент с гипертоническим кризом, мы лечим его и должны выписать, если следовать протоколам. Но представьте, что это бабушка 75 лет.

Мы понимаем, что у нее есть осложнения, возможно, какой-то онкопроцесс. По нормальной врачебной практике и чисто по-человечески, ей необходима целая серия анализов, чтобы выявить причину болезни. Но если мы все это проведем по стандартам лечения гипертонии, страховые компании нам не заплатят.

Затраты возместят из бюджета больницы или, чаще всего, зарплаты врача.

К тому же медики загружены бюрократией. Из всего рабочего дня в отделении мы контактируем с пациентом час-полтора, все остальное время мы сидим за компьютером, занимаясь документацией.

Почему бы не ввести должность медицинских регистраторов, чтобы хотя бы частично избавить нас от бумажной волокиты? А в регионах тем временем поликлиники настолько убиты в плане материального обеспечения: компьютеры тормозят, программы устаревшие…

С каждым годом все меньше желания продолжать работу в медицине. Состоявшиеся врачи уходят, потому что не выдерживают абсурдность этой системы».

Никита Строгов

О том, что российские учителя думают об отечественной системе образования, читайте в материале «Росбалта».

Источник: https://www.rosbalt.ru/piter/2020/10/05/1866658.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.